закрытьX

Русские усадьбы
подробнее

Имение Раевских Карасан

Рубрика: Репортажи

Автор: Шатко Владимир Григорьевич
кандидат биологических наук, старший научный сотрудник ГБС им. Н.В. Цицина РАН, ответственный секретарь редколлегии «Бюллетеня Главного ботанического сада»

 

Накануне революции в одной только Таврической губернии насчитывалось свыше 1100 крупных и мелких усадеб. Среди их владельцев были и члены царской фамилии, и представители дворянской знати,  крупные промышленники и финансисты. Немало  мелких усадеб дачного типа принадлежало известным ученым, художникам, писателям, врачам и артистам.

 

История большинства из них поросла травой забвения, а жаль, ведь каждая была по-своему  неповторима, как впрочем, и их создатели. Усадьба вольно или невольно несла на себе, помимо отпечатка эпохи,  и печать характера, личности ее обитателей. Не случайно усадьбы считаются неким "портретом", запечатлевшим порой историю нескольких поколений людей, судьба которых  так или иначе была связана с Крымом. Среди них - люди разные: от царских особ и знаменитых государственных деятелей до никому не известных людей. А объединяло их одно - любовь к прекрасной Тавриде - краю, сотканному из древних легенд и преданий, где каждый становится поэтом и ощущает на себе тот благоговейный дух, что царит над этим волшебным солнечным полуостровом.

 

Конечно, большинство усадеб тяготело к самой привлекательной части Крыма - его южному берегу. Там и сейчас внимательный взгляд может выделить из нескончаемой полосы зелени вкрапления оазисов экзотических растений - остатки былых имений. Иногда они скрывают следы некогда прекрасных строений, русла пересохших водотоков, заброшенные сады.

 

В списке именитых фамилий  владельцев крупных имений на Южном берегу Крыма, пожалуй,  одна занимает особое место. Это фамилия Раевских. Н.Н. Раевский-старший - генерал от кавалерии, прославленный герой Отечественной войны 1812 г., Н.Н. Раевский-младший тоже генерал (в 11 лет он вместе с братом был взят отцом на театр военных действий и участвовал в битве при Салтановке в июле 1812 г.) Подвиг Раевского и его молодых сыновей воспел В.А. Жуковский в стихотворении "Певец во стане русских воинов".

 

Нельзя не вспомнить о дружбе Раевских с человеком, имя которого дорого каждому из нас - с А.С. Пушкиным. Со школьных лет мы знаем, что в августе 1820 года поэт прибыл в Тавриду  вместе со всей семьей Раевских. Тогда они остановились в Гурзуфе, в доме герцога Ришелье. Во многом именно Раевским мы обязаны появлению крымских сюжетов в творчестве Пушкина.  И не случайно знаменитые пушкинские "Кавказский пленник" и "Андре Шенье" были посвящены Н.Н. Раевскому-младшему.

 

Не одному поколению прославленного семейства Раевских была присуща страстная любовь к садоводству, цветоводству, ботанике - в широком смысле. Так, Н.Н. Раевский-старший в своем имении в Киевской губернии сам копал гряды, сажал цветы и имел не одну оранжерею. "Мое утешение - писал он сыну - новая оранжерея, которую пристроил к комнатам сестер... У нас морозы в 47 градусов, а я в 12-градусной температуре, под грунтовыми лаврами и маслинами окружен цветами, зеленью, пью кофе и обедаю... один. Последнее только портит все, я ее выстроил для сестер, для ранних цветов, однакож два дерева покрыты апельсинами и померанцами, твоя же оранжерея весьма не выгодна, я обратил ее в виноградовую..."  Подтверждает эту привязанность Раевского-старшего другой известный герой войны 1812 года, поэт Денис Давыдов :"... он по окончании войны возвратился в сельское свое убежище, к своей семье, своим цветам и огородам".

 

Н.Н. Раевский-младший также "болел" этой семейной страстью, он был довольно начитан в ботанике. В его переписке можно встретить ссылки на сугубо ботаническую литературу и просьбы прислать или выписать ту или иную книгу по ботанике. Он был в дружеских отношениях с Ф.Б. Фишером - директором ботанического сада в Санкт-Петербурге, который называл его "mon cher fils en flore" (мой дорогой собрат по флоре). Был знаком Раевский и с первым директором Никитского ботанического сада - Х.Х. Стевеном, переписывался с ним. В знак дружбы и уважения Раевский подарил Стевену одну из ценных книг своей богатой библиотеки "Amoenitates exoticae"  Кемпфера 1712 года издания. Со вторым директором Никитского сада  - Н.А. Гартвисом у Раевского  также сложились добрые деловые отношения, они вели оживленную переписку. Гартвис снабжал Раевского посадочным материалом для Сухумского ботанического сада (который заложил Н.Н. Раевский), его крымских имений, подбирал садовников.

 

 

Даже в военных походах Н.Н. Раевский-младший не забывал о своем увлечении, собирал гербарий и семена самых разных растений, которые затем пересылал в Петербург и Крым. Так, сохранилось описание одного из очевидцев взятия Шапсуге на Кавказе:"Раевский, проходя по линии со всем своим штабом, поздравлял войско, а за поясом его торчал преогромный букет цветов кавказской флоры, который он набрал во время дела..."

 

Известно, что  Н.Н. Раевский был избран почетным членом Московского общества испытателей природы (1832 г.), он - один из первых учредителей Российского общества любителей садоводства (1834 г.)  А среди имен почетных и действительных членов этого общества значились Ф.Б. Фишер, К.Ф. Ледебур, И.А. Двигубский, Х.Х. Стевен, Н.А. Гартвис, Р. Траутфеттер, А.А. Бунге  - цвет русской ботаники!!!

 

Сыновья Раевского-младшего также были любителями садоводства: старший - Николай Николаевич (третий) - полковник, окончил Московский университет,  много сделал для улучшения виноградарства и виноделия в Крыму, проводил опыты по выращивания хлопка в Крыму. Так, на проходившей в Москве в сентябре 1864 г  сельскохозяйственной выставке были представлены образцы хлопковой бумаги из выращенного на южном берегу Крыма хлопка. Н.Н. Раевский выращивал на склонах возле Партенита два американских сорта хлопка (семена были закуплены в Париже), полученных на основе травянистого хлопка (Gossipium herbaceum). Младший  сын - Михаил Николаевич был президентом Российского общества садоводов, его перу принадлежит известный труд "Плодовая школа и плодовый сад" (1903 г.).

 

В Крыму местом применения садоводческих способностей и увлечений у Раевского были имения Тессели, Карасан и Партенит, где он подолгу жил сам, а позже - его семья, родственники и друзья, зачастую, как и он - заядлые садоводы. В Тессели у Раевского было богатое (по воспоминаниям современников) имение с оранжереями, парком, виноградником. Там был постоянный садовник, часто выписываемый из Петербурга.  Николай Николаевич не жалел средств на приобретение растений, которые регулярно выписывал из-за границы. Так, например, из Турина он выписал целую коллекцию  прекрасных магнолий, которые он очень любил. Росли в Тессели у Раевского и рододендроны - новые и чрезвычайно модные в ту пору растения. Ими он охотно делился с соседями и даже посылал  М.С. Воронцову в знаменитую Алупку. 

 

Много сил и средств Н.Н. Раевский вложил в другое имение - Карасан, находившееся чуть восточнее пос. Партенит, на берегу живописного Кучук-Ламбатского залива, под боком могучего Аюдага. Первоначально Карасан принадлежал генерал-лейтенанту М.М. Бороздину (брату таврического губернатора – А.М. Бороздина), а затем перешел к его дочери - Анне Михайловне, на которой был женат Н.Н. Раевский-младший.

 

Доставшееся Раевскому имение считалось "доходным", так как большая его часть составляли обширные виноградники (100 000 лоз), за которыми много лет присматривал француз Буржох. “…вилла г-на Раевского Карасан – одна из лучших южнобережных дач по местоположению и растительности” - писал знаток Крыма В.Х. Кондараки в 1883 году.

 

Интересно происхождение самого названия "Карасан". В отличие от многих крымских названий, корни которых - в древних греческих, генуэзских либо татарских, Карасан - название, перекочевавшее со страниц модного тогда романа, что было в духе эпохи романтизма. По мнению известной исследовательницы усадебной культуры Крыма - А.А. Галиченко, оно было заимствовано А.М. Бороздиной из поэмы "Лалла-Рук" Т. Мура, переведенного В.А. Жуковским. Одна из частей поэмы называется "Покровенный пророк из Хорасана" (где “Хорасан” - провинция солнца). Так, заимствованное из литературного произведения название получило вполне земное воплощение. В начале Х1Х века заимствование элементов из литературы, поэзии, реальных значимых исторических событий и перенесение их в сад либо парк было в порядке вещей и соответствовало "принципам романтического мифотворчества".

 

 

В устройстве парка в Карасане, разбитого в свободном, пейзажном стиле, очень много помогал Раевскому  Н.А. Гартвис. В отсутствие хозяина имения он руководил там всеми делами и проводил посадки. Из переписки Раевского с Гартвисом можно почерпнуть много интересных сведений о том, какие растения были привезены с Кавказа как самим Н.Н. Раевским, так и специальными экспедициями Никитского сада, организации которых способствовал все тот же Раевский. Так в Крыму появились азалия понтийская, рододендрон понтийский, дуб Гартвиса, сосна пицундская и многие другие.

 

 

Построек времен Н.Н. Раевского на территории имения не сохранилось, они были деревянные и располагались, судя по изображениям на старых гравюрах, на нижней приморской террасе. Зато уцелел дом первого владельца Карасана – М.М. Бороздина.

 

 

Младший сын Н.Н. Раевского – Михаил возводит новый небольшой трехэтажный дворец в мавританском стиле. Незамысловатое каменное сооружение смотрится очень гармонично и нарядно благодаря легким деревянным колоннам, изящным декоративным узорчатым решеткам балконов и открытых галерей  со стороны парадного фасада дворца. Крышу дворца венчает небольшой луковичный купол, характерный для архитектуры востока.

 

Перед дворцом - уютная замощенная площадка в окружении пальм, бамбука и цветников. Доминанта  же этого уголка, а возможно и всего парка, - роща пиний, какой не сыщешь ни в одном другом парке Крыма! Она действительно уникальна и на редкость живописна. Через причудливое переплетение стволов и ветвей проглядывает синева моря. Здесь особая атмосфера, необыкновенный воздух, нежный рассеянный свет, аромат хвои, смолы, цветов и моря. Особенно красиво тут по вечерам, когда мягкий свет закатных лучей солнца со стороны Аюдага высвечивает стволы великолепных сосен и наполняет все вокруг удивительной гармонией и умиротворением. Тень от величественных стволов сосен и их ажурных зонтиковидных крон делается в это время суток особенно красивой. Как тут не вспомнить древнее поверье, что тень от дерева - это его душа...

 

 

С северной стороны дворца - более скромная площадка, занятая сейчас цветником в окружении вековых пиний, дубов и кипарисов. Несколько аллей проложено через весь парк параллельно берегу моря. Их пересекают более мелкие, вольно бегущие дорожки, то скрытые под сенью пышно разросшихся древесных великанов, то обсаженные стриженными кустами калины, самшита или лавра, то выходящие на простор полян или приводящие к берегу моря. В самой гуще парка, под кронами вековых деревьев, вы вдруг оказываетесь в понижении, где устроен небольшой декоративный бассейн с фонтаном в античном духе. Плакучая вавилонская ива, кусты вечнозеленой калины и пампасская трава придают этому уголку особое очарование. А неподалеку, на другой площадке, угадывается что-то похожее на бывший лабиринт из кустов пираканты,  в центре которого возвышается платан. В восточной части парка - величественные остатки каменных подпорных стен, арок, каскадных лестниц. Что здесь было прежде? Должно быть что-то значительное: несколько каскадных лестниц, сбегающих с верхней аллеи парка вниз, к самому морю, возможно, некогда  оформленные фонтанами и водопадами, свидетельствуют об этом. Ныне живописные каменные руины окружены  могучими соснами, древовидными можжевельниками, крупными экземплярами кипариса крупноплодного, лузитанского и аризонского.

 

 

Всего в  парке Карасана, датой основания которого считается 1820 год, произрастает около 220 видов и форм древесных растений. Здесь можно увидеть целые рощи из каменного дуба, лавра, прекрасные экземпляры древовидного можжевельника, земляничника крупноплодного, кедра ливанского, дуба пробкового, болотного кипариса, платана и маслины, всего не перечесть! Еще во времена Раевского в Карасане рос экземпляр белой березы, как напоминание о средней полосе России. И ныне здесь можно видеть березу (возле дома М.М. Бороздина) в необычном окружении пиний и магнолий. Конечно, это не тот экземпляр, что был при Раевских, (возможно, это его потомство) но традиция сохраняется, вопреки условиям –  на южном берегу Крыма береза страдает от недостатка влаги и высокой температуры, а потому недолговечна.

 

Давно нет прежних хозяев усадьбы. Время рассеяло их потомков по всей Европе. Но, к счастью, сохранился Карасан - рукотворный памятник семье Раевских. Славное имя Раевских - из числа тех, что действительно вписано золотыми буквами в историю России, не только благодаря их ратным подвигам, но и благодаря не менее благородному занятию - делать прекрасней землю, на которой живешь!

 

 

Фото автора

Карасан. Парк Карасан. Дом М.М. Бороздина Карасан. Фасад дома М.М. Бороздина Карасан. Возле дома М.М. Бороздина Карасан. Дворец Раевских, парадный фасад Карасан. Дворец Раевских, северный фасад Карасан. Декор на стене дворца Карасан. Медальон на стене дворца Карасан. Роща пиний Карасан. В парке Карасан. В парке Карасан. Пинии в верхнем парке Карасан. Роза на южном фасаде дворца Карасан. Фонтан в парке Карасан. Фонтан в парке Карасан. Руины в нижней части парка Карасан. Руины в нижней части парка Карасан. Руины в нижней части парка Карасан. В парке Карасан. В парке Карасан. В парке Карасан. В сердце парка Карасан. Сосны алеппские Карасан. Садовая скамья

Новостная рассылка

Свежие статьи и обновления
Последние новости и события
Никакого спама!

Где купить?
(499) 906-4650 опт,розн,услуги
(495) 485-8642 розн

agrotehcom.ru
 
 
Хотите быть всегда в курсе?
Присоединяйтесь к группам GreenInfo.ru в социальных сетях
или
Подписывайтесь на нашу новостную рассылку
Отправляем каждый четверг
Я принимаю Пользовательское соглашение и даю согласие обработку, хранение и передачу указанных мной персональных данных согласно Политики конфиденциальности
закрытьX


Да  Нет